+7 (967) 156-04-69
+7 (985) 095-89-10

Главная Что такое астрология

Что такое астрология

 Неопубликованная статья Андрея Кузнецова «Что такое астрология?»

Статья "Заметки об астрологии геологических эпох" была опубликована в № 2-3 за 1992 г. и вызвала большой интерес у читателей, 28 апреля 1993 г. Андрей Кузнецов трагически ушел из жизни. В этом номере мы предлагаем Вашему вниманию подборку материалов из неопубликованных рукописей Андрея, присланных в редакцию его друзьями.


 «Я хотел бы попытаться дать связную систему основ астрологии, не опровергая и не защищая ее положений. Одни называют астрологию наукой, другие — шарлатанством, третьи — разновидностью гадания; неверно и то, и другое, и третье.

Астрология не шарлатанство: в число ее методов не входит намеренный обман.

Астрология не гадание: она опирается не на случайность, а на систему (по форме аналогичную обычной).

Астрология не наука: она руководствуется другими исходными принципами и пользуется другой методологией.

В современном мире авторитет науки очень высок. Почтение (часто бессознательное) к научному методу и способу мышления для нас естественно. Подходя с тех же позиций к астрологии, мы наталкиваемся на непонятную символику, архаичную терминологию и совершенно чуждый способ рассуждений. Удивляться не приходится: астрология гораздо древнее любой из наук и воплощает иной, донаучный тип мышления.

Последовательность событий есть цепочка причин и следствий. Выявив начало такой цепочки, ученый медленно продвигается от звена к звену, тщательно исследуя все стыки и разветвления. В итоге он устанавливает закономерности, с помощью которых можно прогнозировать дальнейшую структуру цепочки.

Принцип астрологии совершенно иной. Есть возможность (уверяют сторонники астрологии) увидеть всю цепь сразу, без кропотливого ощупывания каждого звена. Поясню на таком примере: человек может досконально изучить темную комнату, продвигаясь вдоль стен и ушибаясь о невидимые предметы; между тем ему было бы достаточно просто включить свет.

Астролог верит в существование многих "тонких" материй, принципиально отличных от чувственно воспринимаемой. Он пытается опереться на интуицию, понимая ее как свидетельство особого духовного зрения. Физический мир оказывается лишь частью и частным случаем гораздо более обширного нефизического мира, находящегося за пределами обычного опыта, но постижимого опытом мистическим и религиозным.*

Физические тела планет — якобы лишь видимые элементы их строения. (Невещественные оболочки Земли, согласно Даниилу Андрееву, простираются якобы даже за лунную орбиту! Физика не может исследовать такие системы по причине их неосязаемости для вещественных орудий, но духовному зрению они как будто видимы.)

Воздействия планет имеют нефизический характер и не могут быть сведены к действию излучений и приливных сил. Поэтому занимается самообманом тот, кто отождествляет астрологию с гелиобиологией — наукой о солнечно-земных связях.**

Осознав сказанное, многие, нынешние сторонники астрологии отвернулись бы от нее! C другой стороны, для искренне верующего человека занятия астрологией также неприемлемы. Дело не только в том, что попытка заглянуть в будущее отражает сомнения человека в Боге и в самом себе. Астрология — оккультное учение, составление гороскопа есть магическое действие, могущее привлечь известные темные силы (нефизической, конечно, природы). Сама по себе не будучи злом, астрология может стать воротами в зло, поэтому естественно отрицательное отношение к ней Православной церкви.***

Не следует думать, что главной задачей астрологии является предсказание будущего. Отнюдь. Предсказания — лишь побочный продукт при решении неизмеримо более важной задачи: помочь человеку понять себя, найти свое место в мире (особенно в нефизическом, где отсутствуют привычные ориентиры), открыть свое предназначение, выявить врожденные потенции и врожденные изъяны, установить пути раскрытия первых и превращения вторых в достоинства. Это относится как к отдельному человеку, так и к сообществу \людей (государству, нации, поколению).

Язык астрологии — естественный язык, и мы даже не замечаем, как часто пользуемся его символикой. Например, астрологию и науку можно уподобить двум планетам, образующим между собой различные аспекты. Некогда они были в соединении; теперь находятся в противостоянии; иногда они помогали друг другу, сотрудничали — аспект тригональный, а иногда поражали друг друга под прямым углом — аспект квадратуры, разрушительный. "Я встал в оппозицию", "я на седьмом небе", "его звезда закатилась", "светило науки", "под знаком дружбы" и т.д. Живучесть этой символики не случайна. Древним астрологам удалось найти краткие формулы, вмещающие многие важные черты повседневной жизни и устройства мира. Эти формулы оказались связаны с небом.

Споры об астрологии продолжаются не одно тысячелетие. Суеверием и шарлатанством считали ее Цицерон, Сенека, Секст Эмпирик. Галилей отрицал почти очевидную связь между Луной и приливами лишь потому, что увидел в этом нечто астрологическое (позднее из-за такого же сопоставления долго отрицалась гелиобиология — наука о солнечно-земных связях). Отношение Кеплера к астрологии было двойственным, колеблясь от восторженного принятия до откровенного высмеивания; так, он однажды назвал ее "глупой дочкой" высокомудрой матери-астрономии. Камилл Фламмарион считал астрологию очевидной нелепостью и физическим абсурдом, однако с поразительным постоянством от книги к книге возвращался к ней. Более того, многие идеи Фламмариона органически вошли в современную астрологию. Действительно, этот предмет имеет особую привлекательность и какое-то странное очарование для всех поэтических умов, чем бы они ни занимались — наукой или искусством. И Фламмарион, как ранее Кеплер, не устоял перед обаянием астрологии.

Современные астрологи постоянно подчеркивают, что их предмет следует называть наукой. Если и так, то эта наука мало в чем родственна физике, химии, астрономии и даже гелиобиологии! Факт, впрочем, хорошо известный и астрологию ничуть не компрометирующий, о чем в ряде статей писал Дэйн Редьяр.**** Здесь я хотел бы развить и дополнить его доводы.

Астрология не сводима к физике. При составлении и толковании гороскопа астролог оперирует видимыми (топоцентрическими) долготами планет, их разностями (аспектами) и различными циклами времени. Он никогда не использует пространственные координаты и линейные скорости планет, их расстояние от Земли и друг от друга; для него не имеют значения массы и радиусы объектов, напряженности их физических полей и т.д. Небо астролога — не космическое пространство, а небесная сфера, как будто не имеющая глубины. Астрология принципиально топоцентрична. Чем определяются сила планеты и качество ее действия? Видимой угловой скоростью, положением в знаке, доме и наличием аспектов. Между тем видимые движения не имеют однозначной связи с пространственными: один и тот же аспект образуется при самых разнообразных положениях планет на орбитах и совершенно различных расстояниях тел от Земли и Солнца. Следовательно, астрологическое действие планеты невозможно свести к действию гравитационных или иных физических сил, зависящих от расстояния.

Бессмысленно, например, "доказывать" астрологию ссылками на приливное взаимодействие. Во многих случаях по величине прилива невозможно отличить соединение от оппозиции и квадрат от трина; в других случаях повторение прежнего аспекта вызывает совершенно иной по величине и направлению прилив. Я уже не говорю о смехотворной малости этих сил! Комар, пролетающий в метре от нашей головы, оказывает несравненно большее гравитационное воздействие, чем все далекие планеты, что легко подтвердить простейшим расчетом. В принципе возможно (хотя это и не доказано), что приливы от планет как-то регулируют солнечную активность. Но тогда непонятно, почему астрологи работают в гео-, а не в гелиоцентрической системе координат, и причем здесь система домов, определяемая земным горизонтом, и в любом случае нет корреляции между астрологическим качеством планеты, ее массой и элементами орбиты!

Невольно вспоминается вопрос Клода Фролло из "Собора Парижской Богоматери": "Возможно ли вообразить, будто каждый звездный луч есть нить, протянутая к голове человека?" Виктор Гюго хорошо понял суть дела:  астрологическое действие планеты очень похоже на невидимую бесконечно эластичную нить, увлекающую человека вслед за перемещением светила. Как бы ни менялось расстояние между субъектом и его планетой, нить остается одинаково напряженной. Свойство эластичности обеспечивает возможность относительной свободы воли, т.е. свободы не следовать пассивно за тягой планеты: напрягая силы, человек может оставаться на месте или двигаться в нужном ему направлении. Разумеется, физического смысла эта аналогия не имеет; опущенная с неба тончайшая сеть звездных воздействий не может быть ни светом, ни гравитацией.

Возникает и множество других вопросов. Можно ли чисто астрономически обосновать связь Луны со знаком Рака, Юпитера со Стрельцом .и Рыбами ит. д.? Можно ли физически обосновать ^теорию экзальтации и депрессий? Действие транзитных планет на радикальные кажется абсолютно необъяснимым: материальные тела "влияют" на те точки, которые планеты занимали когда-то, т.е. фактически на пустые места небесной сферы! Впрочем, как заметил Радьяр, транзиты — те же прогрессии, только в реальном масштабе времени; а уж метод прогрессии представляет очевидный физический абсурд.

Тут-то и раскрывается истинная сущность астрологии — оккультного и мистического учения. В каком-то смысле оккультизм можно назвать наукой, хотя для современного материализма это неприемлемо. Ученый постулирует принципиальное единообразие материи и принимает, что вся она доступна (или может быть стать доступной посредством техники) для наших пяти органов чувств. Анализируя астрологию, физик последовательно исключает ядерные взаимодействия, гравитацию, электромагнитные волны. Что же может действовать еще? Физические волны излучаются веществами, грубоматериальными телами светил,    — скажет оккультист. Но доступные нашим органам чувств тела планет — лишь наиболее "плотные" элементы их строения. "Тонкие" тела планет, построенные из качественно иной материи, существуют в других пространствах и иных временах; обычному опыту они не доступны, но постижимы опытом мистическим и религиозным. Астрология и занимается взаимодействием "тонких" тел и оболочек; действие опосредовано передается в физический мир — через желания, волю и поступки живых существ. Я не буду уверять читателя, что всерьез верю в такие теории; наверно, статистическое подтверждение астрологии утвердило бы веру в реальность "тонкого" мира».